Джереми КорбинИзбрание Джереми Корбина новым лидером британской Лейбористской партии стало напоминанием о том, что жизнь полна парадоксов.

Глобализацию (эту паутину транспорта, технологий, торговли и информации, которая всё теснее связывает мир) трудно назвать новым явлением. Но в последнее время политику во многих развитых демократиях взорвали популистские бунты, ищущие выход из общей для всех реальности. Эти бунтари, похоже, не понимают, что альтернатива, которую они ищут, является фантазией.

От «Сиризы» в Греции до Национального фронта во Франции — избирателям по всей Европе внушают веру в виртуальную реальность, основанную на предубеждениях и невежественной ностальгии. В США эти настроения впервые проявились несколько лет назад, дав почву для расцвета «Чайной партии», а сейчас они открыли путь для острых президентских кампаний Дональда Трампа и других республиканских кандидатов, обещающих закрыть Америку от XXI века. (Это обещание в некотором смысле является буквальным: кандидаты надеются защитить американскую мечту от заражения извне, построив стены на северной и южной границах страны).

Великобритания стала новейшей жертвой этого основанного на фантазиях популизма. На правом фланге мы уже столкнулись с подъемом антиевропейской, антииммигрантской Партии независимости Великобритании. Её возглавляет заядлый курильщик и большой любитель пива, балагур Найджел Фараж, в котором Британия обрела собственную версию Сильвио Берлускони, если вы вообще можете себе такое представить.

Теперь и британские левые приняли ту же самую дурь. Поражение Лейбористской партии на всеобщих выборах в мае привело к отставке её лидера — Эда Милибэнда. Этот вежливый, интеллигентный человек оставил центристские позиции, которые когда-то занимал бывший премьер-министр Тони Блэр, но в итоге не смог убедить даже собственную партию в том, что способен править страной. Кампания по выбору его преемника длилась всё лето.

Этот поиск был весьма печальным делом. Три респектабельных, если не сказать скучных, бывших министра конкурировали за этот пост, но не смогли найти зажигающих слов и общий язык между партией левых и современной Британией. Не найдя правильных подходов, они колебались где-то между умеренностью и левацкой ахинеей.

Подобной нерешительностью Корбин никогда не страдал: его главное достижение за почти три десятилетия работы в парламенте — более 500 случаев голосования против инициатив собственной партии, поскольку эти предложения были якобы недостаточно социалистическими. Более того, Корбин попал в избирательные списки случайно, лишь потому, что некоторые депутаты хотели продемонстрировать готовность Лейбористской партии к внутренним дебатам. Однако его страстная приверженность старомодному социализму вскоре стала модной, он вдохнул новую жизнь (и привлек десятки тысяч новых членов) в партию, которая теряла сторонников в массовом порядке.

В чем же собственно состоят предложения Корбина? Внутри страны он хотел бы национализировать промышленность, в первую очередь, предприятия ТЭКа, а также повысить налоги, особенно на бизнес и на богатых.

Любые мысли о бюджетном благоразумии отправляются в корзину: произведенные ранее сокращения расходов на здравоохранение, социальное обеспечение и образование будут пересмотрены. Профсоюзы вернут силу, которой они пользовались до реформ Маргарет Тэтчер в 1980-х. Служащие госсектора станут основными получателями средств в рамках бюджетных программ.

Во внешней политике Корбин намерен зарезать оборонные расходы и отказаться от ядерного щита Великобритании. Практически во всём, что в мире пошло не так, он винит Америку, которая, по его мнению, с моральной точки зрения эквивалентна России. Если бы в мире снова появился такой лидер, как покойный Уго Чавес (архитектор «социалистической революции» Венесуэлы), Корбин, видимо, полетел бы к нему первым самолетом.

Несмотря на радикальные взгляды, Корбин выиграл битву за право возглавлять лейбористов (а, следовательно, и парламентскую оппозицию Великобритании), получив почти 60% голосов. Однако лейбористы во главе с Корбиными не смогут победить на всеобщих выборов. В результате, некоторые консерваторы отреагировали на его победу так, будто они выиграли в лотерею. Впрочем, на мой взгляд, ничего хорошего от этого восстания никому не будет.

Во-первых, Корбин не уйдет со своего поста при первых признаках общественного недовольства или гнева. Наоборот, с самого начала он может заняться возбуждением многих недовольных, молодых избирателей против правительства, которое пользуется ограниченным уважением, но не очень популярно.

Во-вторых, без эффективной и ответственной оппозиции правительство может стать слишком беззаботным, самонадеянным и будет слишком много внимания уделять лишь собственным сторонникам. В этом случае не исключено, что лидеры правого крыла Консервативной партии решат, будто можно перестать оказывать дисциплинированную поддержку премьер-министру Дэвиду Кэмерону и его политике, потому что в любом случае лейбористы с Корбиным никогда не смогут победить.

В-третьих, в следующем году в Великобритании будет проведен референдум по вопросу о членстве страны в Евросоюзе. Никто не знает, какую именно позицию Корбин займет по этому вопросу. Но не исключено, что он, как и некоторые профсоюзные боссы, оказывающие ему поддержку, может решить, что ЕС — это клуб для богатых, что помешает созданию столь необходимого межпартийного консенсуса в пользу сохранения членства в ЕС.

В-четвертых, Корбин, во многом разделяющий политические взгляды шотландских националистов, может значительно затруднить решение вопроса о месте Шотландии в Соединенном Королевстве. Объединение с националистами в политической борьбе усложнит решение вопрос о том, как лучше поступить с их конституционными ожиданиями.

В-пятых, существует опасность, что консервативное правительство, окруженное иррациональными популистскими силами и справа и слева, откажется от своей обязанности отстаивать правильные ценности и здравый смысл. Однако совершенно необходимо, чтобы дома был кто-то, способный сказать всем, оказавшимся в плену фантазий, простую правду: ни одна страна не может просто остановить мир и выйти.

Избрание Корбина подчеркнуло тот факт, что очень многие британцы не готовы принять реальность. Задача Кэмерона в том, чтобы покончить с их опасной мечтательностью.

ИноСМИ