Джастином ТрюдоПочему Либеральная партия Канады, возглавляемая Джастином Трюдо, одержала такую феноменальную победу на парламентских выборах? Завоевать 184 мандата из 338, имеющихся в нижней палате канадского парламента, и получить возможность самостоятельно сформировать правительство при том, что в предыдущем созыве либералы имели всего 34 депутата, — это нелегко.

Отдавая должное харизме и политическому чутью Трюдо, надо признать, что победу либералов правильнее назвать проигрышем консерваторов. Правящая Консервативная партия во главе с уже экс-премьер-министром Стивеном Харпером провела в парламент только 99 человек, хотя по результатам выборов 2011 года имела большинство из 166 депутатов. А почему же Харпер проиграл так сильно? В двух словах главную причину можно было бы назвать «бунтом госслужащих».

ПОЛИТИКИ VS БЮРОКРАТЫ

В Канаде каждое министерство имеет политический офис, который принимает решения, и огромный аппарат бюрократов, которые это решение воплощают в жизнь. После каждых федеральных парламентских выборов назначается новый состав правительства и полностью меняется политический офис каждого министра, который имеет несколько десятков работников.

Впрочем, тысячи рядовых служащих в каждом ведомстве (например, Министерство гражданства и иммиграции дает работу около 10 тыс. человек) остаются практически неизменными. Более того, новоназначенный министр обязательно проходит инструктаж с руководителем профильного бюрократического департамента.

Политики-руководители могут передвигаться из одного министерства в другое, когда бюрократы обычно десятилетиями не меняют места работу. Таким образом, например, последний консервативный министр обороны Канады Джейсон Кенни перед этим был министром мультикультурализма, а еще раньше — гражданства и иммиграции. При этом высшее образование у него — философское — да и то незаконченное.

Любые политические решения смягчаются бюрократической «подушкой»

Бюрократическая подушка позволяет смягчить любые политические решения, принимаемые наверху, ведь адаптирует их к реальным обстоятельствам. Она гарантирует так называемый «fact based» подход к решению проблем, когда действия предпринимаются на основе потребностей, а не политической целесообразности. Эту потребность обычно определяют чиновники, а руководители-министры заведуют стратегией и принимают окончательные решения на основе предложений от бюрократических департаментов.

Собственно, плавный и спокойный процесс передачи власти также во многом обязан именно этой двусоставности, ведь любое новое правительство не может кардинально изменить политику государства из-за инертности и мощи бюрократического аппарата. Незначительные изменения возможны, но революционные — нет. Впрочем, то, что хорошо при стабильно хороших временах, сильно вредит в период кризиса.

ВЗЛЕТ К ПОРАЖЕНИЮ

Стивен Харпер пришел к власти в 2006 году. На фоне высоких цен на нефть и быстрого роста мировой экономики от него не требовалось резких движений. Государственная машина работала отлично, налоговые отчисления шли стабильно, в мире не было крупных конфликтов, требующие нестандартных решений.

К тем временам Канада была приспособлена идеально. Даже после начала мирового финансового кризиса страна успешно работала без особых изменений, ведь имела значительный запас прочности. Благосостояние населения несколько упало, но, на волне предыдущих достижений и обещаний «покращення», Харпер был переизбран в 2011 году.

Но с быстрыми изменениями ситуации в мире от лидеров стран требовалось принятие оперативных нестандартных решений. Будучи опытным политиком, Харпер понял это и попытался изменить систему управления государством, сместив центр власти в свой офис, который мог собирать информацию и принимать решения значительно быстрее, чем разветвленный чиновничий аппарат.

При этом, независимость и влиятельность бюрократических департаментов и отдельных министерств были значительно ослаблены. Все основные решения стали предлагаться сверху, вместо нисходящего принципа, который обеспечивал канадскую стабильность ранее. Аналитики, клерки и специалисты в многочисленных департаментах остались недовольны, что ими пренебрегают.

Принимая во внимание ухудшение мировой экономической ситуации и стремление достичь бездефицитного бюджета, Харпер уменьшил государственные расходы

Энергию этим изменениям в системе власти придавали личные качества Харпера. Его окружение утверждает, что в работе премьер-министр был требовательным и даже немного авторитарным. Он любил власть и распоряжался ею железной рукой.

Более того, ввиду ухудшения мировой экономической ситуации и стремлению достичь бездефицитного бюджета, Харпер начал уменьшать государственные расходы. Первыми пострадали международные программы, что сильно разозлило национальные общины. Ведь Канада — страна иммигрантов, на ее территории живут представители более 200 различных национальностей, которые хотят помочь стране происхождения.

Канада, которая в 1990 году была главным миротворцем мира, имея 1000 военных и полицейских, привлеченных к международной миротворческой деятельности, ныне скатилась на 68 место, оставив в международных миссиях лишь 116 человек, что даже меньше, чем у Парагвая.

Фото: Stephen Harper / flickr.com

Сокращение ассигнований на зарубежные программы вместе с требовательной миграционной политикой, затруднявшей приезд новых мигрантов, насторожило многочисленные диаспоры. Около 20% населения Канады родилось за пределами страны. Новые миграционные правила сделали значительно более запутанным процесс частного спонсорства и семейной миграции, которые до того обеспечивали значительный приток новых жителей Канады. Таким образом поддержка консерваторов национальными общинами резко упала.

Главной ошибкой Харпера стал удар по госслужащим

Поскольку сокращение все равно было недостаточным, Харпер совершил свою главную ошибку — ударил по госслужащим, которые обычно являются опорой власти. Госслужба в Канаде была сферой с высокими зарплатами, повышенными пенсиями и другими льготами, вроде улучшенного медицинского обслуживания.

Впрочем, такой социальный пакет требовал финансовых ресурсов, поэтому Харпер начал переводить госслужащих на контрактную основу. Для них это означало фактическую отмену всех льгот. Это и стало началом конца, окончательно лишив консервативное правительство поддержки бюрократии и превратив могучего Стивена Харпера в колосса на глиняных ногах.

ТИХАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ

Лишенные социального пакета и влияния на принятие решений, госслужащие объявили Харперу войну. Обычно она заключалась в тихом саботаже любых «спущенных сверху» решений. Не выполнить указание руководства нельзя, но максимально затянуть процесс, сделать его неэффективным и дискредитировать саму идею — запросто.

Ведомства стали открыто и скрыто отказывались работать с Харпером, бастовали и проявляли другие виды неповиновения. Дошло до того, что посольства Канады по всему миру во время приезда премьер-министра массово «заболевали», оставляя здоровым лишь охранника.

 Из-за тихой войны госслужащих перестала функционировать государственная система

Понятно, что, кроме имиджа страны на мировой арене, больше всего от этих междоусобиц страдали канадские граждане. В ходе самых масштабных мировых пертурбаций, на которые пришлось время правления консерваторов, Канада была лишена маневренности. Решения, принятые в кабинете премьер-министра, доходили до непосредственных исполнителей с таким опозданием, или настолько измененными, что вызывали лишь раздражение. Государственная система перестала функционировать.

Одним из множества примеров этого является жизненно важный для Канады процесс иммиграции. Сейчас одних только необработанных заявлений на объединение семей в кабинетах Министерства гражданства и иммиграции накопилось более 100 тысяч. Это при том, что в течение года таких виз выдают не больше 5000.

Во время предвыборной гонки оппоненты обвиняли Харпера в том, что он якобы недостаточно делает для приема беженцев. Под этим давлением правительствопообещало принять 10 тысяч сирийских беженцев к концу 2016-ого, но за весь 2014 год в Канаду прибыло лишь 1285 беженцев из Сирии, а в этом году официальный статус получили еще столько же. И это при том, что только в прошлом году заявления подало 13500 искателей убежища.

Учитывая активизацию военных действий, в этом году их количество должно быть как минимум в два раза больше. Отчасти низкие показатели связаны с традиционными для консерваторов «безопасностными» вопросами, но в основном — с тихим саботажем внутри ведомств.

«НАСТОЯЩИЕ ИЗМЕНЕНИЯ»

Канадцы, которые не привыкли к такой низкой эффективности государства, начали требовать изменений. Кардинальных и быстрых. Именно этот слоган (Real change!) и подхватил молодой лидер оппозиционной Либеральной партии Джастин Трюдо.

Акцент на семейной миграции стал бальзамом на душу для национальных общин

Трюдо тонко реагировал на запросы избирателей. Еще во время предвыборных дебатов он настаивал на необходимости изменения миграционных приоритетов Канады с профессиональной на семейную иммиграцию.

По его убеждению, таким образом удастся повысить эффективность труда канадцев. Для многочисленных национальных общин эти слова были как бальзам на душу. Они как раз хотели перетащить как можно больше членов своих семей в Канаду и при этом не хотели повышения конкуренции на рынке труда, которую повлекли бы профессиональные высокообразованные мигранты.

 Сможет ли Трюдо восстановить систему государственной власти, которая — после десятилетия пребывания консерваторов у штурвала — перешла либералам в наследство в плачевном состоянии
Неправильно сужать причины поражения консерваторов только до проблем с распределением власти. Важное место в предвыборной кампании имели позиции партий по многим вопросам, основным из которых была экономика. Во время дебатов затрагивались самые разнообразные темы, начиная с экологических и заканчивая свободой вероисповедания и правами коренных народов.
Имели место и дискуссии по вопросам миграции, о которых говорилось выше. Впрочем, именно перипетии властных полномочий подкосили Харпера, лишив его возможности воплощать свои обещания в жизнь.

Под вопросом остается, сможет Трюдо восстановить систему государственной власти, которая, после десятилетия пребывания консерваторов у штурвала, перешла либералам в наследство в плачевном состоянии. Удастся ли ему прекратить войну внутри правительства и примирить политиков с чиновниками.

Не обладая такими авторитарными устремлениями и политическим опытом, как его предшественник, Трюдо не сможет «продавливать» необходимые решения, если они будут встречать сопротивление среди исполнителей. Поэтому для Украины важно наличие прочной вертикали канадской власти, чтобы договоренности на высшем уровне находили понимание среди исполнителей.

Сейчас бюрократы по всей стране смотрят на молодого Трюдо с надеждой и упованием на восстановление своих утраченных властных и, очень желательно, финансовых позиций. Если со вторым им вряд ли повезет, то вернуть свою долю в принятии решений они, вероятно, смогут. «Вот увидим».

Укринформ