порох22В конце ноября в Украину из США вернулся бизнесмен Константин Григоришин. В США он уехал вскоре после того как в своем интервью «Украинской правде» резко раскритиковал премьер-министра Арсения Яценюка и главу Администрации президента Бориса Ложкина. После этого интервью собеседники РБК-Украина в АП утверждали, мол, теперь Григоришин — «сбитый летчик».

Впрочем, сам бизнесмен заверил РБК-Украина, что на его отношениях с Петром Порошенко публикация никак не отразилась. Он продолжает регулярно общаться с президентом и давать ему советы. Своего мнения о Ложкине и Яценюке он не изменил. 

РБК-Украина постаралось разобраться, как в окружении Порошенко идет борьба за «уши президента», и каким образом она может повлиять на судьбу премьера и правительства.

Только бизнес — ничего личного

Собеседники РБК-Украина из разных лагерей в окружении Порошенко признают — сейчас его «гуманитарная часть», отошла на второй план. «Гуманитариями» в окружении Порошенко принято называть людей, которые до его избрания президентом занимались политикой или медиа и не вели бизнес.

«Грынив (нардеп от БПП Игорь Грынив, — ред.) больше не занимается избирательными кампаниями и идеологией БПП. Собственно, он отошел на второй план еще после парламентских выборов. Стець (министр информационной политики Юрий Стець, — ред.) тоже сейчас очень редко бывает в «ситуативной комнате». Юра Луценко (глава фракции БПП в Раде, — ред.) хоть и ходит на заседания стратегического совета, но во все детали его давно не посвящают», — заявил РБК-Украина собеседник в окружении Бориса Ложкина.

«Гуманитариев» сменили бизнесмены — Борис Ложкин, Константин Григоришин, а также управляющий директор компании ICU Макар Пасенюк и заместитель главы фракции БПП Игорь Кононенко. Именно они в последнее время имеют влияние на кадровые решения главы государства, в первую очередь, в энергетической сфере. На этой почве в их условной группе уже произошло несколько серьезных конфликтов.

Главные оппоненты в окружении президента Ложкин и Григоришин. Оба говорят, что виделись лишь однажды, и в течение часа говорили на общие темы. Тем не менее, они позволяют себе резкие публичные выпады в адрес друг друга. В чем причины неприязни, глава АП и бизнесмен не признаются.

Окружение Бориса Ложкина уверяет, что стараниями их шефа и главы НБУ Валерии Гонтаревой прошлой зимой Григоришину не удалось «вмонтировать» аффилированную с ним компанию в схему поставок электроэнергии из России. Окружение Григоришина парирует — бизнесмен сам отказался от этой идеи, так как контракт предусматривал также поставки электроэнергии в Крым, что грозило международными санкциями.

Трансформаторные баталии

Григоришин признает, что способствовал тому, чтобы президент уволил из Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) трех из четырех ее членов, которых рекомендовал туда Ложкин. К концу июня своих должностей в Комиссии лишились Андрей Ткаченко, Андрей Герус и Юлия Ковалив. С лета у Ложкина остался лишь один лояльный к нему представитель регулятора — Валерий Тарасюк.

По версии Григоришина, люди Ложкина в НКРЭКУ лоббировали интересы владельца корпорации СКМ Рината Ахметова, в частности, отстаивали идею повышения тарифа на закупку электроэнергии тепловой генерации, большинство предприятий которой входят в компанию ДТЭК (энергетический дивизион СКМ).

У окружения Ложкина другая версия — людей главы АП убрали из Комиссии, потому что они отказывались одобрить инвестиционную программу на 2015 год для НЭК «Укрэнерго» (государственный оператор магистральных сетей, — ред.) в размере около 2,2 млрд гривен. Помимо прочего, программа предусматривала выделение 690 млн гривен на закупку рекордного количества высокотехнического оборудования — 36 трансформаторов. Единственный их производитель в Украине — ПАО «Запорожтрансформатор» (ЗТР), 99% акций которой принадлежит Константину Григоришину.

После увольнения из НКРЭКУ людей Ложкина Комиссия утвердила инвестпрограмму «Укрэнерго». Та, в свою очередь, объявила тендер на закупку трансформаторов, в котором участвовали компания Григоришина и российская «Электротяжмаш». Но закупка сорвалась — тендер отменили после большого общественного резонанса, спровоцированного тем, что стоимость трансформаторов могла быть существенно завышена.

Срыв тендера, по словам их соратников, считают своей заслугой Ложкин и его ситуативный союзник Кононенко. Близкие к ним люди в неформальных беседах утверждают: оба постарались, чтобы шумиха вокруг покупки трансформаторов приобрела максимальный резонанс.

Кроме того, «палки в колеса» Григоришину вставил и премьер Арсений Яценюк. Глава Кабмина неоднократно критиковал идею одномоментной закупки большой партии новых трансформаторов, а в конце июля поручил Госфининспекции провести аудит тендеров «Укрэнерго». Тогда же премьер поручил провести и служебное расследование в отношении чиновников Министерства энергетики и угольной промышленности, которые имеют отношение к назначению руководителей «Укрэнерго».

В результате — тендер на закупку трансформаторов неоднократно переносился и до сих пор так и не был проведен. В НЭК «Укрэнерго» РБК-Украина уточнили, что в пятницу, 4 декабря, компания раскроет квалификационные предложения участников новой тендерной процедуры.

В окружении Бориса Ложкина считают, что Григоришину все же дадут выиграть тендер, но его стоимость нужно снизить на 30%. К слову, снизить цену закупки пообещал и действующий и. о. главы «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук. В свою очередь, в лагере Кононенко уверены, что государство закупит трансформаторы у немецкой Siemens.

Такого развития событий не исключает и Константин Григоришин. Он продолжает настаивать, что цена закупки была адекватной.

«Цена включала 15-20% прибыли, что вполне нормально. В любом случае наши трансформаторы обойдутся дешевле, чем иностранные, потому что нужно учитывать затраты на логистику. Что касается заявлений о завышенной цене — Ложкину с Кононенко стоит научиться считать, они посчитали маржинальную доходность, которая составляет 50%. Только забыли, что в эти расчеты не входят затраты на оплату труда, энергоносители и т. д.», — объяснил источник из близкого окружения владельца ЗТР.

Промежуточные победители

Из-за конфликта между Ложкиным и Григоришиным позиции обоих сторон ослабли. Как упоминалось выше, глава Администрации президента потерял влияние на государственный тарифный регулятор — НКРЭКУ. В свою очередь, бизнесмен лишился лояльного к нему руководителя «Укрэнерго». В начале октября с поста директора компании был уволен Юрий Касич, который до этого много лет работал на теплоэнергетических предприятиях, принадлежащих Григоришину или аффилированных с его бизнесом. Он остался работать в «Укрэнерго», но на должности первого заместителя главы.

Сейчас компанией в статусе и. о. директора руководит Всеволод Ковальчук. Игроки рынка также считают его человеком Григоришина. Ковальчук не отрицает, что знаком с бизнесменом, но считает что он «сам по себе». В то же время, собеседники РБК-Украина в окружении Григоришина уверяют — Ковальчук к предпринимателю не имеет отношения, а ориентируется на Кононенко. В пользу этой версии говорит и недавнее заявления Ковальчука о том, что он намерен снизить закупочную цену на трансформаторы на 30%. Вряд ли такое заявление мог бы себе позволить «человек Григоришина».

Впрочем, окружение Кононенко влияние своего шефа на Ковальчука отрицает.

«Его Касич в свое время назначил первым замом, а Григоришин же признает, что Касич его человек. Вот и подумайте», — заявил источник, близкий к Кононенко.

Кроме того, Константин Григоришин потерял контакт с министром энергетики Владимиром Демчишиным. В окружении бизнесмена говорят, что тот никогда не считал чиновника «своим человеком», но признает, что ранее тот регулярно с ним консультировался, однако с сентября нынешнего года прекратил это делать.

«Сейчас Демчишин больше слушает Кононенко, но в первую очередь он — человек президента», — заверили в окружении Григоришина.

Тем не менее, Григоришин сохранил влияние на НКРЭКУ. Сам бизнесмен считает своими людьми главу комиссии Дмитрия Вовка и ее члена Бориса Цыганенко. Впрочем, участники рынка считают, что еще один член комиссии Виктория Морозова также лояльна Григоришину.

«Нельзя сказать, что Константин Иванович контролирует НКРЭКУ, но Вовк смог выстроить отношения с ее членами, так что проблем с комиссией нет», — отметил собеседник в окружении владельца ЗТР.

Собеседники РБК-Украина из окружения Григоришина считают, на то, что после кадровых перестановок в НКРЭКУ своего человека в Комиссию завел и Игорь Кононенко. Таковым они считают Юрия Голляка, который до этого работал на предприятиях Дмитрия Фирташа.

«У Кононенко нет своих квалифицированных кадров. Зато он активно «контактирует» с Бойко (Юрий Бойко — нардеп от «Оппозиционного блока», экс-министр топлива и энергетики, входит в условную группу RUE Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина, — ред.). Вот тот ему и «подгоняет» проверенные кадры», — заявил собеседник РБК-Украина в окружении Григоришина.

Команда Кононенко эту информацию опровергает. «У Игоря Витальевича нет своих людей в НКРЭКУ. Что касается отношений с Бойко, то общаются они только как политики на согласительном совете в парламенте. Это, скорее, Григоришин с ним отношения строит», — сказал собеседник издания в окружении первого замглавы фракции БПП.

РБК