САРКАЗИРегиональные выборы, второй тур которых прошел во Франции в воскресенье, 13 декабря, — главная тема сегодняшней французской прессы. Газеты отмечают высокую явку во втором туре и анализируют результаты «Республиканцев» и Соцпартии, получивших, соответственно, семь и пять регионов, а также потерпевшего поражение Нацфронта. Но основные вопросы, который задают в понедельник, 14 декабря, СМИ: какие выводы следуют из сложившейся ситуации и как каждая из партий намерена действовать дальше.

Обложки

Le Monde: «Республика с отсрочкой»

Libération: «Полегчало, но…»

Le Figaro: «Правые победили, левые устояли, НФ проиграл»

La Croix: «Поражение для всех. Ни одна из партий не может заявлять о своей победе после второго тура региональных выборов».

L’Humanité: «Гражданский подъем. Явка на втором туре выше на 9%, чем на первом. Избиратели мобилизовались, чтобы преградить дорогу Нацфронту».

О «Республиканцах»

Le Figaro

«Для „Республиканцев“ получить семь регионов, тогда как у них был до этого всего один, это успех, но все же не триумф: два региона были получены благодаря тому, что левые отказались от участия во втором туре».

Libération

«Победа? О какой победе идет речь? Николя Саркози, конечно, удалось избежать худшего сценария, а именно ситуации, когда Нацфронт получил бы один из шести регионов, где он после первого тура получил наибольшее количество голосов. Но это только подтвердило бы то, что стало известно уже после первого тура: бывший президент не является защитой против крайне правых сил. А ведь это, напомним, был главный аргумент, которым он объяснял свое возвращение в политику».

Le Monde

«Правые выиграли, но похвалиться им нечем. По сравнению с результатами первого тура, результаты второго выглядят чудом. Но у Саркози остается больше поводов для беспокойства, чем для радости».

La Croix

«Для Николя Саркози результаты второго тура выглядят наполовину проигрышными. С одной стороны, они получили семь регионов, тогда как после предыдущих региональных выборов им принадлежал только Эльзас. Но с другой, мобилизация избирателей принесла дополнительные голоса в основном левым силам, которым удалось удержать пять регионов».

О Нацфронте

Le Figaro

«Самое тяжелое поражение потерпел Нацфронт. „Стеклянный потолок“ по-прежнему существует: избиратели используют партию Марин Ле Пен, чтобы заявить о своем недовольстве, но по-прежнему не видят в ней реальной альтернативы. Для самой Ле Пен это плохая новость, которая может посеять сомнения даже в рядах ее собственной партии».

Libération

«То, что случилось между первым и вторым туром, — парадоксально. Нацфронт очень поднялся по сравнению с прошлыми выборами. Его 30% на международном уровне — это его лучший результат за всю историю партии. На втором уровне региональных выборов он превзошел результаты, полученные на первом туре президентских выборов 2012 года, при том, что явка была 2012 году меньшей, чем сейчас. Нацфронт может также похвастаться тем, что изменил политический пейзаж Франции: в регионах Север-Пе-де-Кале-Пикардия и Прованс-Альпы-Лазурный берег социалисты вынуждены были снять свои списки, а значит, не получат там ни одного регионального советника».

Le Monde

«Нацфронт не добился поставленной цели, и Марин Ле Пен за семнадцать месяцев до президентских выборов не получила той региональной опоры, без которой во Франции так трудно претендовать на победу на национальном уровне. Но все же, о каком провале может идти речь, если партия получает все больше и больше голосов с каждыми выборами? О каком поражении можно говорить, если та же партия получила наибольшее количество голосов в первом туре?»

О Соцпартии

Le Figaro

«Казалось бы, социалисты добились лучших результатов, чем предполагалось. Но многие из них достигнуты очень малым количеством голосов, а причина победы часто — высокие показатели Нацфронта. Левые потеряли два своих исторических бастиона: Северный региона и Прованс».

Libération

«Соцпартия добилась неожиданно высоких результатов, но при этом нужно констатировать ее неспособность выиграть без помощи союзных ей партий. В случае мажоритарной системы выборов, как, например, президентских, соцпартия не сможет победить».

L’Humanité

«Там, где крайне правым противостояли только правые, большинство левых избирателей решили встать на пути семьи Ле Пен. Это выбор наименьшего из зол, горький выбор. Круги Елисейского дворца надеялись, что взлет Нацфронта и трехпартийный выбор на втором туре смогут удержать регионы в социалистическом лагере. Так и получилось, и лидер Соцпартии высказался в том смысле, что „результаты не являются разгромом“. Как будто число голосов не составило меньше трети! Эти „стратеги“ с радостью утверждают, что такой трюк может сработать и в 2017. Как будто судьбу Франции можно разыграть в рулетку!»

О высокой явке на второй тур

Libération

«Гражданский подъем. Перед лицом опасности избиратели превозмогли собственное безразличие, разочарование или ярость, чтобы поставить демократические преграды на пути Нацфронта и лишить его любых надежд. Те, кто жалуется на угасание гражданского сознания и общих ценностей, ошиблись. С самого 13 ноября, момента трагических событий, было понятно, что культура республиканских ценностей устояла».

L’Humanité

«Нацфронт не смог победить в тех регионах, в которых он претендовал на победу. Мобилизация избирателей, в частности, значительного числа воздержавшихся от голосования в первом туре, и стала тому причиной».

Le Monde

«Порыв избирателей соответствовал уровню опасности. Редкого уровня явка во втором туре помешала 13 декабря Нацфронту завоевать регионы».

О том, что будет дальше

Le Figaro

«Правые могут облегченно вздохнуть, но не должны почить на лаврах. Потому что ни один из их соперников не побежден. Левые сохранили регионы, в которых правые должны были победить, а Нацфронт остается мощной силой. Перед Саркози встает необходимость открытой дискуссии о партийной линии. Два вывода уже ясны: необходим союз с центристами и необходимо заполнить пробел на правом фланге правых. „Побег“ избирателей к крайне-правым мог дорого обойтись партии. Что же касается Нацфронта, то его неспособность собрать абсолютное большинство не означает, что он потерял избирателей. Но ее 28% по-прежнему с ней, и ни одна из причин, приведших их к Нацфронту, не исчезла. Левые тоже могут спокойно вздохнуть, но и здесь дебаты грозят быть оживленными. Стратегия Франсуа Олланда и Манюэля Вальса, призванная построить крупную левую коалицию против Нацфронта, недостаточна. Мечта о крупных правительственных перестройках исполнится не сегодня, а перспектива мелких, косметических изменений не соответствует ситуации. Перед Олландом сегодня стоят те же задачи, что и вчера, и все та же неизвестность относительно его кандидатуры на президентских выборах».

La Croix

«Умеренные избиратели могут с облегчением выдохнуть. Но это облегчение не должно стать „подлым облегчением” (речь идет о выражении Леона Блюма, касающемся настроений после подписания Мюнхенских соглашений. — Прим. RFI). Иными словами, непосредственной угрозы удалось избежать. Но если не задаться серьезными вопросами, она может возникнуть снова. Если не найти решения тем вопросам, которые волнуют французов, Нацфронт продолжит свое шествие к власти вплоть до следующих, президентских выборов. Его руководство может пребывать в уверенности: политика „одни против всех” позволяет им добиваться от выборов к выборам все лучших результатов».

Libération

«Ну а что теперь? Весь политический класс, от „Республиканцев“ до „Левого фронта“ может вздохнуть, худшее позади. Но на следующий день после выборов, когда нужно начинать делать выводы, наших лидеров может поразить болезнь под названием „амнезия“. Они способны радоваться результатам второго тура и забыть о результатах первого. Им кажется, что республиканский рефлекс все равно сработает в случае опасности, а значит, зачем же что-то менять?»

Le Monde

«За семнадцать месяцев до президентских выборов никто не может сказать, какой лагерь воспользуется результатами региональных выборов. Они могут обернуться чудесным сюрпризом для правых, „подлым облегчением“ для левых и „странным поражением“ для Нацфронта» (имеется в виду название книги французского историка марка блока «Странное поражение» о поражении Франции в начале Второй мировой войны. — Прим. RFI).

RFI