президент_укр_прессЭто было образцовое выступление. Чётко, доказательно, без ненужного пафоса и с выходами на дальнейшие практические действия. Все имели возможность задать вопросы и получили ясные ответы. Часто повторялось словосочетание «политическая воля». А ещё в этот день выступал президент, чья воля, собственно, и имелась в виду.

Просто в четверг почти одновременно прошло два мероприятия: пресс-конференция Петра Порошенко и презентация Сергеем Лещенкорезультатов своего расследования о теневых собственниках «РосУкрЭнерго» и о жульнической приватизации «Укртелекома». Пресс-конференция не отличалась хорошей организацией, зато в конце выступил рождественский вертеп и желающих угостили шампанским. Тех, кто захотел слушать и выпить, было мало. Порошенко остался собою доволен, судя по всему. Презентация Лещенко была скромна, грамотна и напрочь убивала все причины президенту быть довольным.

Связь между этими выступлениями не только хронологическая.

И депутат от фракции Блока Петра Порошенко, и сам Пётр Порошенко коснулись, не могли не коснуться, деятельности генерального прокурора Виктора Шокина. Лещенко это сделал сознательно, объясняя, как так вышло, что ведущие бенефициары режима Януковича чувствуют себя нынче в безопасности.

Скажете, у Порошенко нет политической воли? Ещё какая. Не всякий бы решился так долго и упорно противостоять воле гражданского общества

Порошенко пришлось отвечать на вопрос, который был неизбежен, и ответ на него он, очевидно, готовил. Но так вышло, что журналистка Кристина Бердинских сформулировала его хитрым образом и красивого ответа не получилось. Она спросила: «Что станет для вас последней каплей в деятельности или бездеятельности Виктора Шокина?» А дальше шло короткое перечисление результатов деятельности генпрокурора: отказ подписать представление, подготовленное следователями Генпрокуратуры, на снятие депутатской неприкосновенности и арест лидера Оппозиционного блока Юрия Бойко; провал ГПУ расследования деятельности чиновников, работавших с Виктором Януковичем, что ведёт к снятию с них западных санкций; проведение реформы прокуратуры таким образом, что сохраняется костяк старых кадров.

В президентской заготовке речь шла о том, как важно поменять структуру органов правопорядка и правосудия, а персоналии — дело десятое. От обсуждения персоны главы ГПУ он ушёл. Из чего ясно следует, что никакой последней капли не существует. Шокин, несмотря на все перечисленные в вопросе «заслуги» и множество не перечисленных, Порошенко устраивает. Никто не верит в отчаянную смелость генпрокурора, будто тот действует или бездействует по каким-то своим глубоким соображениям. Соображения у него не свои – президентские.

«Шокин — это я» впору было заявить главе государства с той же решительностью, с которой он объявил, что не будет продавать свой 5-й канал. Скажете, у него нет политической воли? Ещё какая. Не всякий бы решился так долго и упорно противостоять воле гражданского общества и западных партнёров, открытым текстом требующих убрать одиозную фигуру, дискредитирующую государство.

Трудно спорить с тем, что у нас сильный президент, волевой. И это было бы здорово, если бы он при этом не был ещё и Шокиным.

Фокус