b25b9483aВо время последнего тура республиканский кандидат Дональд Трамп стал проявлять большую сдержанность — через несколько месяцев после старта кампании, после импровизаций в Twitter, обвинений в сексуальных домогательствах, неподготовленных комментариев и провальных дебатов его советники наконец получили некоторый контроль над своим буйным начальником.

Впрочем, по словам Трампа, это не так.

Во время интервью, данного в последние выходные перед выборами, он заявил: «Я делаю только то, что хочу сам». Он предсказал себе «беспрецедентную победу», на празднование которой он отводит «около часа»: «Потом, в среду утром, я встану и примусь за работу». Ему мало кто поверил. Опросы предсказывали Хиллари небольшое, но устойчивое преимущество, а ее партия надеялась на лидерство в новом Сенате. Но выборы — странные, бурные и непредсказуемые — посрамили всех предсказателей.

В нью-йоркском отеле Hilton Midtown, где республиканский кандидат ждал итогов, каждый раз, когда подсчет в очередном штате оказывался в пользу Трампа, толпа, состоявшая из мужчин в костюмах и женщин в красных коктейльных платьях, взрывалась овацией. Нетерпеливые добровольцы раздавали красные шляпы с надписью «Снова сделаем Америку великой», а сторонники кандидата позировали на фоне гигантских фонов с символикой кампании.

Нью-йоркский адвокат Марк Смит говорит: «Электричество начинает потрескивать в воздухе, как это бывает на митингах, где выступает Трамп». Ближе к полуночи торт в виде головы кандидата оказался увенчан фирменной шляпой. Трамп наблюдал за своим предвыборным штабом из «командного пункта». Как и на протяжении всей кампании, с ним были только семья и небольшая группа соратников. Он сторонится пиарщиков, консультантов и аналитиков — всех тех, кого считают жизненно важными для успешной кампании. Все думали, что с таким подходом победить невозможно.

Сара Хакаби, советник Трампа, говорит: «Он создал движение людей, которых тошнит от того, как принято „решать вопросы“ в Вашингтоне». В отличие от выборов прошлых лет, в этот раз многие избиратели голосовали не за самого приятного кандидата, а за наименее неприятного. В итоге наименее неприятным оказался именно Трамп, который утром в среду одолел Клинтон и стал первым избранным американским президентом без малейшего опыта работы в правительстве. Избиратели говорят, что им не нравится его характер, и они не считают, что его квалификация подходит для этой должности, но все это оказалось неважным.

Оказалось достаточно пообещать перевернуть вверх дном Вашингтон — и он оказался лучше Клинтон, которую не любили и которой не поверили. И Трамп, и Клинтон совершенно не желали пристального внимания прессы к своим персонам, но, конечно, получили его сполна — последнюю одолевали вопросами о ее электронной почте, благотворительных проектах ее семьи и расследовании ФБР. Позади остались бурные праймериз, схватка между Трампом и президентом Мексики, обморок во время траурной церемонии, первые дебаты, изменившие ход кампании, непристойная видеопленка, обвинения в сексуальных домогательствах, публикация писем со взломанных серверов избирательного штаба Клинтон и — в последний момент — вмешательство со стороны ФБР. Любое из этих событий могло бы оказаться судьбоносным на любых других выборах — но здесь его быстро затмевала очередная невероятная новость. Выборы до основания перевернули Республиканскую партию — теперь правящая партия страны находится в состоянии гражданской войны. Демократы же пытались справиться с напряжением, возникшим между их кандидатом и либеральным крылом, состоящим из наиболее активных членов партии — результаты вторника, вероятно, еще больше обострят эту проблему.

b25b927a9

При этом нервы избирателей были уже измотаны: их пугали террористами и утомляли спорами об иммиграции и недостаточном росте экономики. Результатом кампании стала возросшая напряженность в обществе и глубокий раскол внутри обеих партий — эта проблема достанется победителю выборов.

Сенатор от штата Миссури Клэр Маккэскилл говорит: «Эти выборы были как ухабистая дорога. Знаете это ощущение в животе, когда кажется, что колеса сейчас оторвутся от земли?» С самого начала кампании пошли разными путями. Клинтон опиралась на анализ данных, армию добровольцев и авторитетных союзников, призванных привлечь избирателей на участки. Эта работа не в природе Клинтон, и она решала задачу методично: убрала советников, участвовавших в неудачной кампании 2008 года, и привлекла более выдержанную и тихую команду, часть которой принимала участие в выборах на стороне победившего ее Обамы. В итоге ей и союзникам удалось собрать 1,1 млрд долларов.

Судя по письмам, украденным с аккаунта главы кампании Джона Подесты и опубликованных Wikileaks, за семь месяцев до того как Клинтон объявила об участии в выборах, консультанты подготовили 20-страничный меморандум с изложением трех возможных вариантов развития образа кандидата. В ходе подготовки они рассмотрели 85 возможных лозунгов.

У Трампа не было всех этих проблем. Он не политик, и сдержанность в высказываниях никогда не была его сильной стороной. Он поклялся перевернуть политическую систему, которую считал коррумпированной, даже если это придется делать в одиночку.

Малыми силами

Трамп не стал разворачивать огромную организацию, консультируясь лишь с небольшим, хоть и пополняющимся ближним кругом. Вместо аналитиков, местных организаций и фандрайзинга, он полагался лишь на собственную харизму и выступления на митингах.

Он неоднократно говорил толпе: «Мы — движение, и ничего подобного они раньше не видели!». 16 июня 2015 года, на следующий день после того как Трамп объявил о выдвижении своей кандидатуры, бывший губернатор штата Флорида Джеб Буш, который тогда считался фаворитом гонки, не смог сдержать смех, когда во время интервью телеканалу Fox News его спросили о нью-йоркском бизнесмене.

Продолжая улыбаться, Буш добавил: «Извините, это было неуместно».

В начале кампании, предварявшей республиканские праймариз, никто из кандидатов — губернаторов, сенаторов и бизнесменов — не принимал Трампа всерьез. Пока они спорили между собой, Трамп набирал очки среди тех, кто был обозлен на партию — особенно среди работающих белых американцев. Его яркие и доходчивые образы — «мы построим стену и выгоним всех нелегальных эмигрантов» — захватили воображение традиционного электората республиканцев. К 1 февраля, то есть к моменту съезда фракций в Айове, Трамп уже лидировал в опросах. Он пренебрег аналитикой и не удосужился выстроить структуры, обеспечивающие высокую явку своих сторонников.

Тем не менее проигрыш сенатору от Техаса Теду Крузу привел его в ярость. По словам двоих сотрудников штаба, Трамп тогда устроил разнос будущему менеджеру своей кампании Кори Левандовски и пригрозил его уволить. Левандовски пообещал уволиться сам, если команда проиграет следующий этап праймериз — через восемь дней в Нью-Гемпшире. Но там Трамп на 20% опередил ближайшего конкурента.

В итоге Трамп победил и был номинирован от Республиканской партии, получив больше голосов, чем любой республиканец в истории, но его кампания расколола партию. На съезде партии в Кливленде Трамп весь кипел. Ему в руки попал текст речи Теда Круза, в которой не было явной поддержки победившего кандидата. Сначала штаб пригрозил отнять у Круза время для выступления, а потом Трамп попросил Дэна Патрика, вице-губернатора штата Техас, передать Крузу, что на кону как его политическое будущее, так и будущее партийного кандидата. Круз выслушал послание, не передал никакого ответа, а в своей речи призвал сторонников «голосовать за тех, кому вы доверяете, ради защиты нашей свободы».

Когда на следующий день Трамп был номинирован, это впервые в истории основных американских партий случилось без одобрения претендента, занявшего второе место.

b25b93f25

Накануне праймериз в Неваде, назначенных на 20 февраля, организованный подход Клинтон начал приносить плоды. Вступив в гонку, она сразу начала строить в Неваде организацию с целью получить голоса испаноязычных избирателей. Штаб ее конкурента Сандерса начал работу в штате лишь полгода спустя. По словам информированного источника, в ходе телефонной конференции после победы Клинтон с отрывом в 6% старший советник Сандерса, Тэд Дивайн, прямо сказал кандидату, что шансы на победу в номинации «с низких сменились на ничтожные».

К началу июня Клинтон получила достаточное число делегатов, чтобы стать первой женщиной-кандидатом в президенты от одной из основных политических партий. 5 июля, накануне съезда, директор ФБР Джеймс Коми объявил, что ведомство не планирует преследовать Клинтон в связи с использованием частных серверов электронной почты для правительственной переписки — убрав, как казалось, главное препятствие на пути к выдвижению ее в качестве кандидата.

Накануне Национального съезда Демократической партии сайт WikiLeaks опубликовал украденные письма национального партийного комитета, подтвердившие подозрения сторонников Сандерса, что верхушка партии работала против него. 25 июля в Филадельфии делегаты Сандерса начали кричать при любом упоминании имени Клинтон, заглушая выступающего. Но Сандерс, в отличие от Круза, решил не устраивать скандала. Советник Сандерса Марк Лонгаба пробрался через толпу, перелезая через сиденья, чтобы поговорить с разгневанными делегатами, а сам Сандерс разослал СМС руководителям делегаций, призвав их прекратить протест.

После конвенции Клинтон еще сильнее поднялась в результатах опросов, и казалось, что Трамп снимется с гонки. 11 августа в интервью CNBC он сказал, что, если проиграет, устроит себе «очень, очень хороший и длинный отпуск». Келли-Энн Конвэй, специалист по изучению общественного мнения, которую вскоре повысили до главы штаба кандидата, была возмущена. По ее словам, наутро она ворвалась в кабинет Трампа в ярости. Она сказала: «Как вы смеете? Вы обещали всем этим людям, что будете за них бороться. Они вам доверились. Думаете, кому-то вас жалко?». Вскоре Трамп согласился стать более дисциплинированным. Чтобы не ляпнуть лишнего, он начал использовать телесуфлер — во время праймериз он сам их высмеивал. 31 августа в штабе кампании созрел план.

Президент Мексики Энрике Пенья Ньето пригласил на встречу обоих кандидатов в президенты, и команда Трампа решила поймать его на слове. В телевизионном интервью перед поездкой Конвэй назвала визит «решающим президентским ходом» и заявила, что, по ее мнению, Клинтон отстает от Трампа: «Я чувствую, что она идет позади, а мы лидируем». Вернувшись в США, Трамп выступил с речью в Аризоне, пообещав депортировать нелегальных иммигрантов. После этого несколько его доверенных лиц латиноамериканского происхождения уволились. Далее в течение нескольких дней Трамп и Энрике Пенья Ньето противоречили друг другу: было непонятно, обсуждали ли они нашумевшую угрозу кандидата-республиканца, что он заставит Мексику платить за пограничную стену.

Девять дней спустя Хиллари Клинтон тоже оступилась. Выступая на мероприятии по сбору средств в Нью-Йорке, она сказала, что половина сторонников Трампа — «недостойные люди». Дополнительно доверие к Клинтон подорвал инцидент, произошедший два дня спустя — ей стало плохо на церемонии, посвященной годовщине трагедии 11 сентября. На видео попал момент, когда она садится в машину при поддержке сотрудника службы безопасности, и у нее подкашиваются ноги. После этого вопросы о состоянии ее здоровья и скрытности кандидата в президенты посыпались с новой силой. Позже ее врач признался, что у нее была пневмония, но этот факт она скрыла даже от своего напарника Тима Кейна, сенатора от штата Вирджиния.

Решающий момент наступил 26 сентября, во время первых дебатов кандидатов в президенты в США, проходивших в Университете Хофстра.

Подготовка к дебатам

Хиллари Клинтон и ее команда готовились к дебатам в отеле недалеко от ее дома в городе Чаппаква, штат Нью-Йорк, где стремились воссоздать точные условия, в которых ей придется работать в Университете Хофстра. Давний соратник Клинтон Филипп Рейн играл роль Дональда Трампа. Для пущей достоверности он даже надел такой же галстук от Brioni, как у Трампа, и ботинки на платформе, чтобы казаться выше. Трамп готовился к дебатам далеко не так тщательно, к тому же его старшие помощники, удалившиеся до начала мероприятия в специальный зал ожидания, делали главную ставку скорее на один решительный нокаутирующий удар.

Однако во время главного действия им пришлось нелегко: кандидат от республиканцев все время терял нить атаки. Он не смог правильно разыграть карту скандала с электронными письмами Клинтон и поддавался на ее провокации. А затем Трамп выкинул нечто совсем уж немыслимое. Он пожалел противника. Зная, что Клинтон, вероятно, обвинит его в неподобающем обращении с женщинами, сотрудники штаба придумали ответный выпад.

Трамп должен был намекнуть, что сама-то бывшая первая леди просто уничтожила тех, кто когда-то так же обвинял ее мужа в сексуальном насилии и домогательствах. Однако когда Клинтон действительно разыграла эту карту, он лишь отметил: «Я собирался сказать Хиллари и ее семье нечто очень грубое, но вместо этого я сказал себе: „Я не могу так поступить“». Мероприятие завершилось буквально через несколько минут.

За этими прениями наблюдали рекордные 80 млн американцев — самое большое число за всю историю дебатов, — и опросы общественного мнения показали, что Клинтон победила. К утру сотрудники предвыборного штаба Трампа уже подсчитывали урон. Согласно данным внутренней статистики, шансы на победу Трампа до дебатов оценивались в 65%. После них этот показатель еле дотягивал до 30%.

7 октября преподнесло республиканцам непредвиденный сюрприз. Дональд Трамп готовился ко вторым дебатам, которые должны были состояться через два дня, когда его пресс-секретарь Хоуп Хикс сообщила: Washington Post удалось раздобыть видео 2005 года, где слышно, как кандидат в президенты бахвалится перед ведущим телевизионной программы «Access Hollywood»: «Когда ты звезда, они все тебе позволяют. Можешь творить все что угодно… Хватать их за интимные места. Все что угодно».

Трамп сказал своим соратникам, что конкретного разговора не помнит, но не отрицает, что такой мог состояться. «Он был не слишком удивлен», — рассказал один республиканец, присутствовавший на встрече. Атмосфера в стеклянном конференц-зале на 25-м этаже Trump Tower потускнела.

Стивен Бэннон, глава предвыборного штаба Трампа, Келлиэнн Конуэй, менеджер избирательной кампании, губернатор штата Нью-Джерси Кристофер Кристи и председатель Национального комитета Республиканской партии Ринс Прибус приостановили подготовку к дебатам. Им понадобилось несколько часов, чтобы перепроверить расшифровку записи и согласовать ответ.

Ответный удар

В ответ Бэннон хотел вспомнить обвинения в сексуальных домогательствах, которые в свое время были предъявлены Биллу Клинтону. Кристи призывал Трампа идти напролом. Конуэй работала над речью, которая бы представила Трампа одновременно извиняющимся и несломленным.

Однако сторонники Трампа уже толпились на тротуаре, в надежде хоть что-нибудь разузнать, так что тот накинул пиджак и поспешил к лифту. Он выбежал на улицу и бросился в толпу, чтобы насытиться их обожанием, а потом вернулся в конференц-зал, полный решимости драться. Позже тем же вечером Трамп выпустил видеообращение, в котором извинялся за сказанное и вновь атаковал противника. «Шансов, что я сойду с дистанции — ноль», — заявил он Wall Street Journal. На следующий день телефон Прибуса разрывался от звонков и электронных писем от республиканцев, которые требовали прекратить поддерживать кампанию Трампа.

Келли Айотт, новый сенатор от Нью-Гэмпшира, губернатор штата Юта Гэри Герберт и конгрессмен Барбара Комсток клялись, что никогда не проголосуют за Трампа, и призывали его свернуть кампанию. Спикер Палаты Представителей Конгресса США Пол Райан отменил ралли Трампа в Висконсине. На фоне всеобщей истерии кандидат от республиканцев не сразу заметил еще одну важную историю, всплывшую в тот же день. Проект WikiLeaks опубликовал переписку начальника предвыборного штаба кандидата в президенты США Хиллари Клинтон Джона Подесты.

Это была лишь первая из целой серии публикаций электронных писем, которые обнажали всю подноготную кампании Клинтон. Новый скандал с письмами лишь подогрел старый: несколько месяцев назад вскрылось, что Клинтон вела рабочую переписку с частного сервера, и ФБР тогда возбудило против нее уголовное дело. «А мы знаем, кто сказал Хиллари, что она может пользоваться личной почтой? — писала Нира Танден, давнее доверенное лицо Клинтон, Джону Подесте в 2015 году. — Его уже казнили?».

Вторые дебаты прошли для Трампа более удачно, но все же недостаточно, чтобы сократить разрыв, проявившийся после первых. В ходе заключительного раунда прений, три главных советника Клинтон — Джоэл Бененсон, Менди Грюнвальд и Джим Марголис — сидели в зале ожидания и слушали, как Трамп критикует «прогнившую» избирательную систему. «А вот и Эмми!», — воскликнул Бененсон. Во время подготовки к дебатам Грюнвальд предупредила команду, что это любимый конек Трампа. Когда его реалити-шоу «The Apprentice» так и не получило желанную награду, он тоже самое говорил и про премию. Так что Клинтон знала, как ответить. «Вы знаете, когда он не получил Эмми за свое шоу, он написал в Twitter, что вся премия коррумпирована», — сказала она. В зале ожидания ее соратники дали друг другу пять.

История с электронными письмами

Комментарий Трампа о том, что он может и не принять результаты выборов, если выяснится, что он проиграл, сделал свое дело. По результатом опросов высяснилось, что его соперница снова победила. После третьего раунда дебатов Хиллари Клинтон и ее команда стали уверять всех не только в том, что победят на выборах и попадут в Белый дом, но и что они могут помочь демократам получить большинство в Сенате и Палате представителей. 22 октября самолет Трампа приземлился в Геттисберге.

Именно там прошла самая кровопролитная битва времен Гражданской войны. Именно там в решающий момент Линкольн произнес свою знаменитую траурную речь и переломил ход истории. Накануне соратники Трампа услужливо напомнили об этом журналистам. Вообще-то кандидат от республиканцев должен был обнародовать план своих первых ста дней в качестве президента — «Контракт с американским избирателем».

Однако в самолете разразился спор. Трамп настаивал, что надо использовать эту возможность, чтобы в «самый последний раз» ответить на обвинения в сексуальных домогательствах. Сотрудники штаба умоляли его придерживаться сценария. И только когда Трамп пригрозил опубликовать свои мысли в Twitter, они согласились внести в речь некоторые изменения. Однако Трамп высказался жестче, чем они ожидали: «Я засужу каждую лгунью, как только закончатся выборы», — сказал он, и этот комментарий затмил всю официальную риторику. А 28 октября, всего за 11 дней до выборов, история с электронной почтой снова настигла Клинтон.

Глава ФБР Джеймс Коми объявил, что его агенты обнаружили новую партию переписки Хиллари Клинтон с частного сервера, так что им придется внимательно ее изучать на предмет новых доказательств. Управляющий избирательного штаба Роберт Мук и директор по коммуникациям Дженнифер Палмиери проинформировали Клинтон о случившемся прямо на борту самолета. Их совет: давить на то, что Коми начал публично обсуждать расследование с участием кандидата в президенты прямо накануне выборов, и требовать раскрыть больше деталей. Клинтон перенесла удар «стоически», сказал ее помощник.

Когда вся эта история получила огласку, Трамп созвал своих главных советников. И на сцене в Манчестере он уже всячески одобрял решение ФБР. «Коррумпированность Клинтон переходит все границы, — сказал он. —  Мы не должны позволить ей забрать с собой эту преступную схему в Овальный кабинет».

Действующий президент Барак Обама, который и назначил Джеймса Коми на должность главы ФБР в 2013 году, и первая леди Мишель Обама сплотились вокруг Хиллари Клинтон. «Существует правило, согласно которому в процессе расследования мы не опираемся на намеки и обрывки информации. Мы не полагаемся на утечки», — сказал он в интервью 2 октября. 6 ноября, всего за два дня выборов, Коми объявил, что сотрудники ФБР не нашли в этих письмах ничего предосудительного, а значит, нет причин для возобновления уголовного дела. По данным национальных опросов, лидирующая позиция Клинтон начала выравниваться. Но все это уже не имело значения. Истосковавшимся по изменениям избирателям этого было вполне достаточно.

Теперь Республиканской партии придется как-то взаимодействовать с президентом, который вроде бы свой, но идет против их же ключевых постулатов. А Демократической партии, перенесшей тяжелое поражение, придется столкнуться с осмелевшим либеральным крылом и справиться с потоком взаимных обвинений. Как сказал республиканец Хоган Гидли, республиканцы и демократы «решили проигнорировать или отказались признать уровень гнева, захлестнувший Америку. Люди в ярости. Трамп оказался единственным, кто откликнулся на их гнев, на их ярость».

Insider