putin16 ноября в России произошло событие, вероятность которого сродни выигрышу джекпота в лотерее: Верховный Суд отменил приговор Кировского областного суда от 16 октября 2013 года в отношении Алексея Навального, осуждённого условно на 5 лет лишения свободы по «делу Кировлеса» (следствие обвинило его в мошенничестве в особо крупном размере).

Согласно статистике, в том году в России суды рассмотрели 310 тыс. дел против предпринимателей, вынеся всего 4,5% оправдательных приговоров, а в случае если присуждали условный срок, подозреваемые были так счастливы, что апелляция подавалась лишь в 6% случаев. Однако Навальному сначала заменили реальный срок на условное наказание, а затем отменили и его. При этом обвиняемый не только «проблемный» предприниматель, но и оппозиционер, непримиримый борец с путинским режимом. Будучи приговорён к условному сроку, он четыре раза задерживался за нарушение правил проведения массовых мероприятий, что должно было всякий раз завершиться превращением его срока в реальный. Но Навальный всегда выходил сухим из воды, хотя за участие, например, в митинге 6 мая 2012 года в тюрьму сели более 20 гражданских активистов в общей сложности почти на 50 лет, а активист Ильдар Дадин получил 2,5 года колонии всего лишь за «нарушение установленного порядка организации или проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

Многих в России всё это наводит на мысль, что автор лозунга «Путин — вор!» и хэштега «Партия жуликов и воров» активно сотрудничает и с первым, и со второй. Об этом говорят уже давно, например когда Навальному удалось, воспользовавшись тем, что его приговор не вступил в законную силу, зарегистрироваться кандидатом в мэры Москвы на выборах 2013 года, собрав в свою поддержку подписи депутатов от «Единой России», или когда его антикоррупционные расследования появлялись в моменты ожесточённой борьбы между отдельными властными группировками, умело используясь одной из них. Однако сегодня вопрос стоит иначе: решение суда открывает Алексею Навальному формальную возможность баллотироваться в 2018 году на пост президента России.

«Предположение о том, что несистемного кандидата-популиста можно легко и беспроблемно победить, слишком часто оказывается обманчивым — последней жертвой этой иллюзии несколько недель назад пала сама Хиллари Клинтон»

Насколько участие в традиционно контролируемых выборах такого человека, как Навальный, безопасно для главного кандидата — Владимира Путина? Этот далеко не праздный вопрос сейчас занимает в России многих, ведь в 2013 году на выборах мэра Москвы обличающий российскую коррупцию оппозиционер не дал ставленнику Кремля Сергею Собянину победить в 59 избирательных округах из 127, собрав 27% голосов. Предположение о том, что несистемного кандидата-популиста можно легко и беспроблемно победить, слишком часто оказывается обманчивым — последней жертвой этой иллюзии несколько недель назад пала сама Хиллари Клинтон. Так неужели Путин рискнёт организовать выборы с не в полной мере предсказуемым результатом?

На этот вопрос наверняка можно было бы ответить «нет», если бы не одно «но». Верховный Суд России вынес свой сенсационный вердикт вскоре после того, как в Кремле сменился заместитель руководителя Администрации президента, отвечающий за внутреннюю политику. На пост Владислава Суркова и Вячеслава Володина заступил Сергей Кириенко, знаменитый своими странными политтехнологическими предпочтениями. В течение многих лет он является участником кружка т. н. методологов — последователей советского философа Георгия Щедровицкого, известного приверженностью тоталитарному политическому дискурсу. Главной чертой «методологов» как политических консультантов является их презрение к заказчику, а главным принципом — доведение любой ситуации до кризисного состояния ради последующего его преодоления (если таковое оказывается возможным). Среди близких соратников Кириенко есть такие персонажи, как Тимофей Сергейцев и Дмитрий Куликов, которые известны в Украине как организаторы провальной президентской кампании Арсения Яценюка в 2010 году, в России — как люди, стоявшие за неудачной попыткой миллиардера Михаила Прохорова запустить партию «Правое дело» в 2011 году. Но даже не будучи замечены в успешных кампаниях, «методологи» способны подмять под себя любой проект и довести до логического завершения, т. е. до щедро оплаченной заказчиком самодискредитации.

Сложно сказать, в каком облике предстанет в 2018 году Владимир Путин, если за формирование его имиджа и программы возьмутся люди нового замруководителя кремлёвской администрации. Можно предположить даже появление его в образе лидера российского ЛГБТ-сообщества, раз уж смог бесконечно гражданский Яценюк явиться на билбордах в военном камуфляже, а последовательный либерал Прохоров — стать воплощением новой сталинской индустриализации. Однако не приходится сомневаться, что кризисами, которые «методологи» могут породить, Алексей Навальный способен воспользоваться в полной мере, учитывая, насколько популярен в России симбиоз антикоррупционной и «крымнашистской» риторики, в которой он изощрился за последние годы. Таким образом, если за небывалым в истории России судебным решением действительно скрывается новый grand projet г-на Кириенко, на президентских выборах-2018 можно ожидать существенных неожиданностей.

Не уверен, однако, что однозначно приятных.

Владислав Иноземцев, российский экономист, директор Центра исследований постиндустриального общества

ФОКУС