мужУ французских политиков, которые будут бороться за президентство во втором туре нынешних выборов, есть общая черта: в их становлении как политиков важную роль сыграли «вторые половинки». Но если Бриджит Тронье сразу обратила на себя внимание папарацци, то гражданского мужа Марин Ле Пен — Луи Алио таблоиды жалуют гораздо меньше. 

Луи Алио родился 4 сентября 1969 года в Тулузе. Его отец – этнический француз, а мать – уроженка Алжира (предположительно, с еврейскими корнями). Алио получил юридическое образование, а на региональных выборах во Франции в 1998 году был избран членом местного совета региона Южные Пиренеи.

В большую политику он попадает после знакомства с Жаном-Мари Ле Пеном. Как мы помним, на выборах 2002 года Ле Пен набрал во втором туре менее 18 % голосов, проиграв Жаку Шираку. Однако Алио хорошо зарекомендовал себя в ходе избирательной кампании, и его отправили в Перпиньян, где, согласно опросам, проживает наибольшее число сторонников «Национального фронта».

001

Алио и Жан-Мари Ле Пен, 2005 год, Mehdi Fedouach / AFP

В ходе последующих муниципальных выборов несколько раз избирался под №1 по спискам «Национального фронта», и в 2008 году даже собрал неплохой (по меркам переживавшей кризис партии) урожай голосов.

Спустя 10 лет после участия в кампании основателя «Национального фронта» Алио примкнул к предвыборному штабу его дочери. Он не только возглавил кампанию Марин Ле Пен в 2012 году, но и стал ее пресс-секретарем. В этой роли в декабре 2011 года он посетил Израиль, назвав свой шаг прецедентом со стороны «Национального фронта». «Отношения (между НФ и Израилем – ред.) действительно были напряженными, но пришло время разрядить атмосферу», — рассказал он прессе. Сама Ле Пен, несмотря на обвинения в адрес своего отца, считавшего Холокост «деталью прошлого», заявила, что «Национальный фронт» всегда защищал право государства Израиль на существование. «Французы, с которыми мы встречались в Израиле, твердо верят в то, что Марин – не какой-то монстр. Они разделяют наши взгляды на иммигрантов во Франции», — добавил Алио, подчеркнув, что люди в Иерусалиме подчас настроены более националистически и «говорят вещи, о которых во Франции молчат».

За год до этой поездки Ле Пен и Алио, который младше ее на год, начали жить вместе, купив дом на юге Франции. За плечами Ле Пен – два развода; от предыдущих браков у нее трое детей (любопытно, что оба мужа также были соратниками Ле Пен по «Национальному фронту»). Алио тоже разведен и является отцом двоих детей.

002

Twitter Ле Пен, 2014 год

Подобное фото – скорее редкость для пары: Ле Пен предпочитает не обсуждать свою личную жизнь и по поводу покупки коттеджа ограничилась словами о том, что будет «проводить там выходные».

Что касается перспектив Алио в качестве соратника Ле Пен, а не ее гражданского мужа, то он также сохраняет скромность. «Я не буду министром, я не буду премьер-министром, я не буду «первой леди» (если Ле Пен выиграет выборы – ред.), — заявил он журналисту. – Вы голосуете не за пару, а за мужчину или женщину. Их партнеры не должны вмешиваться».

005

Ле Пен и Алио в Европарламенте

Странно слышать о таком отсутствии амбиций от человека, который является вице-президентом «Национального фронта» и действующим депутатом Европарламента. А вот как его описывает другой сторонник НФ, экс-журналист Робер Менар, придерживающийся крайне правых взглядов и в настоящее время занимающий пост мэра городка Безье: «Алио воплощает собой «Национальный фронт», который нельзя назвать «правым» или «левым». Он не аппаратчик, скорее – выдающийся провинциал, в хорошем смысле слова. В отличие от других, ему легко общаться с людьми. Он может явиться на праздник или матч по регби и не вызвать ни у кого вопросов».

Тем не менее в партии он умеет быть жестким – оппоненты прозвали Алио «Лулу-чистильщиком» за то, что он без сожаления изгоняет из «Национального фронта» слишком радикальные элементы.

003 2

Vincent Nguyen / Libération

Учитывая влияние Алио в партии, которая в прямом смысле стала для него семьей, у врагов политика не остается особых вариантов для борьбы. В декабре 2014 года два члена «Национального фронта», решившие сорвать пресс-конференцию Алио, подсыпали в его напиток слабительное. Жана-Давида Эйкема и Жана-Баптиста Дефранса, конечно, впоследствии исключили из партии. Считается, что сыграть сомнительную шутку с Алио их подтолкнули внутрипартийные разборки по поводу отношения к однополым бракам. Несмотря на то, что «Национальный фронт» долгие годы избегал вступаться за права ЛГБТ, со временем его лидеры стали более терпимыми и даже позволили примкнуть к НФ известному правозащитнику Себастьяну Шеню.

Правда, позиция Алио по данному вопросу довольно однозначна. К примеру, летом 2016 года, перед проведением в Париже гей-прайда, он написал: «НФ не поддерживает марш, который мы считаем эксгибиционистским и противоречащим идеям НФ символом воинствующего коммунитаризма».

И хотя Алио отстранился от кампании Ле Пен на нынешних выборах, а сама кандидат в президенты подтвердила, что не будет набирать в свой кабинет родственников, его влияние трудно переоценить. Пускай не лукавит: на этих выборах французы проголосуют не только за президента, но и за первую леди – или, раз уж на то пошло, первого мсье. Пока чета Макрон-Тронье, по словам героини светских хроник Бриджит, «оттачивает свои умы друг о друга», «провинциал» Алио сглаживает углы в партии своей супруги, чьей визитной карточкой стали резкие обещания – но которая все же боится распугать ими электорат.

Буквы