трампОбещанный Дональдом Трампом еще во время президентских выборов прагматичный курс внешней политики США начинает воплощаться в реальность.

И не исключено, что он воплотится очень невыгодным для Украины образом.

Дополнительное подтверждение этого мир получил в минувшие выходные. Выступая в Саудовской Аравии во время своего первого зарубежного визита, Трамп заявил, что США берут на вооружение так называемый «реализм с принципами» (Principled Realism) как концептуальную основу собственной внешней политики.

Что это значит, вскоре описал Wall Street Journal, сообщив об инициативе Трампа заменить гранты военной помощи кредитами. Изменения должны коснуться Пакистана, Туниса, Ливана, Бразилии, Филиппин, Вьетнама, а самое главное – Украины.

Впоследствии достоверность этой информации подтвердил руководитель административно-бюджетного управления Белого дома Мик Малвейн.

Итак, к чему нужно готовиться Украине?

Скорее всего, замена американских грантов на кредиты станет лишь началом печальной истории, а перспективы содержательного стратегического партнерства между Киевом и Вашингтоном станут еще более призрачными. И нам лучше учесть скрытые за этой фразой риски.

Вообще несколько эклектичное сочетание «принципов» и «реализма», присущее Трампу, появляется в США не в первый и даже не во второй раз. Эту магическую формулу использовали начиная по крайней мере с 1980-х годов, а некоторые исследователи даже считают, что именно такая идеологическая основа внешней политики США была заложена в знаменитой «длинной телеграмме» Джорджа Кеннана в 1947 году.

Восемь лет назад похожей была и риторика Барака Обамы. С этой точки зрения Трамп не сказал ничего нового.

Однако стоит учесть контекст, место и общие обстоятельства этого заявления. Речь была произнесена во время визита американского президента в стратегически важную Саудовскую Аравию, содержала большое количество религиозных коннотаций и сопровождала масштабную сделку по продаже американского оружия, сигнализируя об ощутимом росте веса слова «реализм» в этом сочетании.

«Реализм» в принципе предполагает несколько простых вещей: определяющую роль национальных интересов, сформулированных в терминах безопасности; ключевое значение силы для их защиты; обособленность внутренней политики от внешней; монополию государства на участие в мировой политике.

Внешняя политика, диктуемая таким видением, как правило, эгоистична, нацелена на краткосрочные преимущества и достаточно осторожна.

Считается, что именно этого не хватало в политике предыдущей администрации США, которая распространяла демократию и втягивалась в региональные конфликты по всему миру без четко определенных целей.

В этой системе «принципы» – которые сами по себе вещь неплохая и даже полезная, становятся вопросом дискуссионным, как только заходит речь о внешней политике.

Что это означает для Украины?

Сегодня наши отношения с США лишены содержания кроме того, что касается предоставления Украине жизненно важной поддержки. Мы не делаем ставку на то, чем можем быть полезными Вашингтону, а может, даже и не до конца понимаем.

Наши усилия направлены на все сразу: мы хотим от США санкций против России, членства в НАТО, поставок оружия, больше денег и гарантий безопасности. Хотим в основном безрезультатно, и это, конечно, неслучайно.

Некоторые из этих целей несовместимы друг с другом, достижение других связано с серьезными усилиями, а порой и рисками. Поэтому США будут поддерживать нас лишь в той мере, в которой это будет отвечать их собственным интересам. В этом смысле действительно каждый американский президент за последние 70 лет был реалистом. А нам, для построения нормальной стратегии двусторонних отношений, нужно как можно более полно понимать стратегические интересы партнера.

Слова Трампа дают нам по крайней мере три повода для беспокойства.

Во-первых, «реализм с принципами» – это смешанный сигнал. На что будут ориентироваться США, принимая внешнеполитические решения: на прагматичную пользу, которая определяется ростом силы, или на общность видения?

Мы должны найти ответ на вопрос, что сделать краеугольным камнем сотрудничества – геополитическую ценность (включая возможность уравновешивать российское влияние) или общность демократических ценностей?

До сих пор мы шли привычным путем, неэффективно сочетая «все хорошее против всего плохого». В результате нам нечем похвастаться ни в части демократических достижений, ни в том, что касается содержательного геополитического партнерства с США.

Американский «реализм с принципами» дает Вашингтону возможности маневрировать и выбирать союзников в зависимости от обстоятельств. Нам же придется готовиться к тому, что недостаток демократии или слабость государства могут стать поводами для уменьшения американской поддержки.

Во-вторых, считать деньги, дивизии и оружие проще, чем общие ценности. Сдвиг американской внешней политики в сторону прагматизма будет означать для нас необходимость конкретизации наших активов.

Не мы первые и не мы последние пытаемся строить отношения с США на демократических лозунгах. Но демократию трудно измерять, да и результаты достаточно сложных с методологической точки измерений вряд ли порадуют украинцев.

В рейтингах демократического развития мы продолжаем занимать примерно те же места, на которые скатились в 2010 году. Для «реалиста с принципами», который вдруг захочет вычеркнуть Украину из списка своих приоритетов, это будет достаточным поводом.

Сокращение финансовой помощи, грантовых программ, а также замена грантов на кредиты станут системными проявлениями изменений в стратегии Вашингтона. От нас будут требовать результатов и ответственности.

В перспективе такой подход может расшириться и на наше сотрудничество с НАТО, возможно, нам придется на некоторое время забыть о мечте присоединиться к системе коллективной безопасности без сверхусилий в реформировании страны.

Наконец, в-третьих, более прагматичная политика США усугубит те негативные для нас тенденции, что были заложены агрессивными действиями России в 2014 году.

Мир станет местом, где господство силы, недоверие и другие реалистичные симптомы будут все более заметными.

В этих условиях слабые государства будут особенно чувствовать себя в опасности.

Что делать Украине в такой ситуации? Как ни странно, ничего нового. Как и раньше, нам крайне необходима нормальная внешнеполитическая стратегия.

Единственное отличие современности от предыдущего периода: новая политика Трампа повысит для нас плату за провал этой работы.

Николай Капитоненко,

эксперт Института общественно-экономических исследований

Европейская правда