Наталья Соколенко проработала на СТБ 10 лет и вдруг решила уволиться с канала. Объяснила она это просто: цензура, которую давно практикуют на отечественном телевидении, и которая добралась до СТБ, не дает ей спокойно работать. О цензуре на ТВ, об общественном телевидении и о собственных политических перспективах Наталья рассказала в эксклюзивном интервью сайту Polittech.org 

— Наташа, чем сейчас занимаетесь?

— Сейчас я в некотором смысле ваша коллега, политтехнолог. Я согласна с моим коллегой Егором Соболевым, что сейчас профессия журналиста должна идти в жопу, и надо заниматься политикой. По сути, в Украине нет оппозиции. Нет противовеса власти. Нет противовеса беспределу, — ни физического, ни интеллектуального. Поэтому мои друзья журналисты и общественные деятели пошли в политики. Они вынуждены идти в политику, хотя, как показала практика, это очень осложнило их жизнь. Потому что это очень непростое дело.

— А вы не планировали баллотироваться?

— Я рассматривала такие предложения. Планировала баллотироваться по мажоритарному округу в родных Броварах. Я работала на телевидении, и родители работают на крупном предприятии, узнаваемость есть. Но я не пошла, и не жалею. Я вижу изнутри, какая это работа, какая должна быть дружная и преданная команда, настроенная на то, чтобы работать круглосуточно. Быть готовой к тому, что во время кампании, два месяца не будет никаких развлечений, удовлетворений собственных потребностей, в том числе, и материальных. Сейчас все ресурсы идут в топку выборов. И в этом есть определенная турбулентность. Ведь я сейчас вообще без работы.

— За что же живете?

— Я делаю как эксперт мониторинг региональных телевизионных новостей, это позволяет перекрыть кредиты. И ни на что больше нет ни ресурсов, ни времени. Но я ни о чем не жалею. Я счастлива, что так сложилась ситуация, что я у шла с телеканала СТБ, что я не несу ответственность за то, что Королевская – это оппозиционный политик, коммунисты оппозиционные, и за заявления главы Налоговой администрации, что там что нет очередей.

— Почему именно в этот момент? Ведь цензура на СТБ началась не вчера… Накопилось? Или что-то стало переломным моментом?

— Это долго накапливалось. Цензура ушла с телевидения в 2005, а вернулась на СТБ и на центральные каналы, когда были перевыборы в Киеве в 2008 году. Тогда нам четко сказали: о Черновецком говорить либо нейтрально, либо смешно, но не критично. Потом резкий всплеск цензуры случился перед президентскими выборами летом 2009 года. Не знаю, где возможен такой абсурд, когда цензура идет со всех сторон.

Тогда свои правила диктовала команда премьера Юлии Тимошенко, команда оппозиционного кандидата Виктора Януковича, чудеса творили команды Яценюка и Тигипко. Все это был пиар, размещенный либо по приказу, либо за деньги. Что меня вообще угнетает, ведь закон запрещает размещение платных материалов в новостях. Тем не менее, в Украине считается вполне нормальным (и сейчас эта практика достигла маразма), что «джинса» размещается за наличку, налоги не платятся. И эти люди «запрещают нам ковыряться в носу!».

Говорят они чистые и честные. И как работать в таких условиях? Это повтор Советского союза. Все журналисты знают цену политикам, как сюжеты попадают в эфир. Они сидят в пивбарах, ругают эту систему, а потом идут на работу и делают сюжеты.

— Их тоже можно понять. Это работа, за нее платят, а им семьи кормить надо…

— Значит, надо менять профессию. Ведь родители не разрешают своим детям обманывать родителей или учителей. При этом они сами обманывают миллионы людей. Мне кажется это нечестно. В любом случае, заработать можно. Вон, идти вагоны разгружать.

— Кто давит на телевидение? Банковая?

— Ну конечно. Откуда ж все эти «хроники покращення». Раньше, при Кучме, из Администрации президента приходил файл – от Васильева. Об этом узнали случайно: Александр Ткаченко — тогда главный редактор программы Репортер, а сейчас руководитель канала 1+1, ушел в отпуск, а из администрации отправили этот файл на редакционную почту.

И Андрей Шевченко, Андрей Шевченко — тогда журналист и ведущий программы РЕПОРТЕР, сейчас народный депутат БЮТ, замещающий Ткаченко, открыл его и ужаснулся. Это как раз был День независимости, в 2002 или в 2003 году. И он тогда обнародовал это. Понятное дело, что они сделали выводы. Сейчас они поступают осторожнее – шлют смски. Я видела одну такую смску с четкой инструкцией, что надо сказать, и что сделать.

Мне ее показал выпускающий редактор, который раньше работал на канале. Если бы такая смска пришла мне, я бы ее тоже обнародовала. Обидно, что если в 2010 или даже в начале 2012 года был хотя бы анализ деятельности Януковича и Кабмина, сейчас вообще ничего нет. Есть только пиаровские синхроны и сюжеты об Азарове.

— Это похоже на российский вариант?

— Полная аналогия с Россией была у нас сразу после прихода Януковича к власти. Тогда пресс-служба присылала видео в пуле (съемка официальной встречи), где наш президент сидел по примеру российского коллеги за таким же столом, с зеленым сукно и лампой. И рассадка была такой же.

Мы тогда даже сняли сюжет: разделили экран, и показали два варианта – Медведев и Янукович. Они были практически идентичными. Но самое главное, что файл из АП пришел без звука, как и в России. Как бы чего не вышло. Правда, после нашей критики это обезьянничанье прекратилось.

Ведь смешно же. Так что тут не российский сценарий. Тут сценарий коррупционеров и трусов. Такое происходит везде, где власть боится своего народа и ответственности. И не боится Бога.

— Когда вы громко хлопнули дверью, уходя с СТБ, вам звонили, поддерживали? Возможно, политики…

— Политики звонили самые разные. Даже член правительства звонил, восхищался моим проступком. Звонили из оппозиции. Марина Сорока написала блог об этом, и в партийной газете «Батьківщини» вышел очень удачный заголовок: «Украинским журналистам стыдно работать».

Коллеги все поддержали. Немножко была расстроена мама и папа, но я их убедила. Да, на СТБ было прекрасное время – я там работала с 2004 года. Именно здесь я получила свой «Телетриумф» как лучший репортер в 2009 году. Здесь прекрасный коллектив журналистов – все интеллектуалы, такова особенность СТБ. Я считаю, что лучше с умным потерять, чем с глупым найти. Я не говорю, что на других каналах работают плохие журналисты.

Мне тут по секрету сказали, что на том же Интере регулярно случаются бунты, даже интеровские журналисты отказываются делать откровенное «покращення» или чернуху против Тимошенко. Меня это восхищает.

Конечно, находятся молодые мальчики и девочки, которые послушно выполняют распоряжения руководства, только чтобы остаться. Их можно понять. Это молодость…

Продолжение следует ...

Виктория Чирва, специально для Polittech.org