Представляем вторую часть интервью известного украинского блоггера Романа Шрайка.

Читайте первую часть интервью

— К появлению третьей силы вы относитесь достаточно скептично. Или вам по душе навязываемая обществу биполярность?

— Я не имею ничего против биполярности. Считаю, что нужно поддерживать проходные оппозиционные партии – это «Свобода», «Батьківщина» и УДАР. Меня как человеку либерально настроенному ни одна из этих партий не подходит: я хочу таких же жестких либеральных изменений, какие провел в Грузии Саакашвили. А эти партии – более левые, более социалистические. Но сейчас нужно закрыть глаза на их недостатки, если сложно выбрать — бросить монетку и проголосовать за одну из этих трех партий. Иначе мы просто соглашаемся с тем, что наша страна вылетает в трубу.

Поэтому, повторяю, для меня нынешние выборы – это проверка жизнеспособности нашей страны, наших избирателей.

Проверка – есть ли у них инстинкт самосохранения или нет. Я сейчас не беру мажоритарную составляющую: мажоритарка пробуждает все самое жлобское и у кандидатов, и у избирателей. А вот поддержка партий, более-менее отражает настроения общества. Я думаю, что оппозиционные партии наберут большее количество голосов, нежели провластные.

— Судя по последним событиям вокруг подписания коалиционного соглашения и нежелания УДАРА присоединяться к этому подписанию, в среде оппозиции не все гладко.

— И УДАР, и «Батьківщина» уже нацелены на президентскую кампанию. У Кличко вообще наступило головокружение от успехов. Если год назад он даже не был уверен, что пройдет в парламент, и вел переговоры об объединении, например, с Анатолием Гриценко, чтобы нарастить совокупный рейтинг до 5%, то сейчас он изменил свое поведение.

Как для молодой политической силы он ведет себя достаточно нагло. И скандал, который возник с отзывом кандидатом, повлечет за собой негатив именно для УДАРа. Ведь они первыми пошли на конфликт. Я проанализировал ситуацию с округами.

Из 34 округов, в которых проводились «праймериз», в 18 больше рейтинг у кандидатов от «Батьківщини», в 16 – у УДАРовцев. Но ведь партия Кличко так и не сняла всех кандидатов, которых по логике должна была снять. Из 18 округов, где у них рейтинг ниже, они сняли всего 6 кандидатов.

Оппозиция ответила симметрично: из 16 они сняли всего четверых. И все бы ничего, но было заявление от штаба «УДАРА» о том, что мы – белые и пушистые, а оппозиция – плохая. Это было некорректно. Лично я старался на протяжении нынешней избирательной кампании воздерживаться от критики всех трех оппозиционных партий. Хотя каждую я могу разгромить по полной программе. Но я считаю, что в любом случае голосовать нужно за них по одной причине: чтобы Партия регионов получила как можно меньше в следующем парламенте.

— Вы не думаете, что ОО и УДАР будут в одной коалиции в следующем парламенте?

— По новой-старой Конституции, и коалиция-то необязательно должна быть. Я думаю, что и УДАР, и «Батьківщина» останутся в оппозиции. Партия регионов с помощью мажоритарщиков докупит себе необходимое количество голосов.

Кроме того, и в оппозиции могут скрываться потенциальные тушки. Например, если учесть, что изначально УДАР мог рассчитывать на 10-15%, а сейчас ему пророчат более 20%, это означает, что четверть людей из списка попадет в парламент неожиданно и для тех, кто составлял списки, и для себя. А, значит, их перекупить будет значительно легче. Есть, конечно, презумпция невиновности, но вероятность остается.

Объединенную оппозицию критиковали за то, что в ней те же лица, но раз эти лица до сих пор в оппозиции (хотя могли бы давно перебежать), значит, перекупить их гораздо сложнее и тут возможны только единичные случаи побега.

— А что делать протестному электорату, который раньше ставил галочки в графе «против всех?». Сейчас ведь эту графу упразднили…

— Честно говоря, я в 2010 году тоже был протестным электоратом: меня не устраивали ни Янукович, ни Тимошенко. И я своего мнения не изменил. Но тогда еще можно было строить предположения – какой будет Украина при одном или другом президенте. А сегодня иллюзий нет: мы видим, что Украина при Януковиче – это страшный болотообразный монстр. И этому монстру нужно противостоять. Поэтому сейчас не время становиться в позу, говорить, что мне никто не нравится, и я буду голосовать против всех или не буду голосовать вовсе.

— Расскажите про сайт «Дурдом». Его можно считать старожилом украинского интернета.

— Да, пять лет исполнилось в начале сентября. Я уже говорил, что когда-то занимался бизнесом. А интернет для меня был второй жизнью, которая очень мне нравилась. Я много общался на форумах, играл в преферанс онлайн. А после 2004 года начал активно участвовать на форуме «Украинской правды». Но там такой формат, что даже если человек выдает какую-то креативную вещь, постит веселую картинку, то даже если она вызывает интерес, то очень быстро «сползает» вниз и исчезает. Я посчитал это несправедливым: если человек талантлив, ему нужно дать возможность этот талант проявить. Поэтому возникла идея появления сайта, который бы и собирал этот креатив.

Тогда и появилась площадка для сбора такого креатива – сайт «Дурдом». Я считаю, что позиция любого сознательного гражданина – это оппозиция к действующей власти. Причем – любой. Думаю, нам не грозит, что в ближайшее время к руководству страной придут принцы на белых конях. Пока что только кони приходят, без принцев…

— Когда-то в Дурдом писала известная журналистка Татьяна Коробова. Где она?

— «Дурдом» возник до появления Коробовой. Просто в какой-то момент она ушла с Обозревателя, а потом приняла приглашение писать у нас. Она была для сайта ведущим автором, приглашенной звездой, но не нужно ее расценивать как члена некоей редколлегии. Ведь, по сути, редколлегии у нас нет и не было.

Это мой идеал сайта, когда контент генерируется самими пользователями. Для меня это важно. Люди сами что-то размещают, оценивают. Я вообще, очень надеюсь, что в будущем мир к этому придет: небольшая роль государства и самоорганизующиеся группы, которые сами регулируют свои отношения. Коробова для популярности сайта многое сделала, но в какой-то момент писать перестала.

Не только на нашем сайте, а вообще. Она не называла мне причину, но я из других источников о ней узнал. Но поскольку Татьяна не давала мне полномочий обнародовать ее, я и не стану этого делать. Если бы она хотела об этом заявить, то сказала бы сама.

— Мы знаем, что делают с блоггерами в России. Вашу активность не пытались ограничить?

Сайт пытались ограничить с помощью DOS-атак. Многие журналисты говорят, что власть держит в ежовых рукавицах телевидение, а интернет сильно не трогает, создавая иллюзию свободы. Лично я особого внимания к себе не чувствовал. Мне говорили, что телефоны ведущих журналистов и блоггеров прослушиваются, но я не знаю, прослушивается ли мой.

Закон о цензуре они вроде бы отложили, но если сейчас Партия регионов получит на выборах большую поддержку, то они станут вести себя еще более нагло. И тогда я не знаю, что делать «неугодным» блоггерам – эвакуироваться, наверное. Потому что все, что я пишу в Фейсбуке, будет подпадать под определение «наклеп».

Наверное, они создадут одну большую тюрьму для блоггеров и журналистов. Но меня пугает другое. Как и в 2002 году, когда прокучмовскому блоку «За ЕдУ» и СДПУ(о) при фактической поддержке в 18% удалось с помощью мажоритарщиков натянуть почти конституционное большинство, так и Партия регионов сейчас может попытаться это сделать. И тогда они смогут принять любой закон. И как в такой стране будут существовать журналисты и блоггеры, да и все мыслящие люди, трудно сказать.